Академик Шляхто: Коронавирус стал мощным краш-тестом для нашей системы

Академик Шляхто: Коронавирус стал мощным краш-тестом для нашей системы

Коронавирус в России начал отступать? Или только берет передышку, чтобы накрыть затем очередной, третьей уже по счету волной? Снижение, согласно официальной статистике, числа заболевших, умерших соотечественников — это свидетельство улучшения пандемической ситуации или не более чем «разбег» перед новым рывком? А наши вакцины, уже появившиеся, и те, что «на подходе» — насколько они эффективны? Действительно защищают? Надолго ли?

Об этом и многом другом — в интервью корреспондента «СП» с академиком РАН, директором Национального медицинского исследовательского центра им. В. А. Алмазова Евгением Шляхто.

«СП»: — Евгений Владимирович, как вы оцениваете текущую ситуацию с COVID-19 в стране? Цифры последних дней внушают оптимизм: на утро пятницы число новых случаев заражения вновь, как и всю эту неделю, меньше 20 тысяч. Правда, смертность в регионах остается на уровне ноября-декабря 2020 года, то есть, довольно высокой, больше 534 летальных исходов в сутки…

 — Если говорить о текущей ситуации, то, да, наблюдается положительная тенденция. Уменьшается численность госпитализированных, увеличивается количество свободного коечного фонда. В Петербурге, где два месяца назад его оставалось всего 5%, теперь 30%. В целом по стране снижается и летальность. Хотя у лиц старшего возраста она остается высокой.

А вообще, я бы не обращал внимания на дневную статистику. Для всесторонней полноценной оценки положения дел требуются, как минимум, недельные данные. Но то, что тренд в борьбе с ковидом сейчас позитивный, очевидно. Дали результат организационные и управленческие решения власти. А также более серьезное, чем весной, отношение граждан к соблюдению предписанных санитарных требований. Ношение масок в общественных местах становится, наконец, нормой. Плюс из-за того, что переболевших все больше, начал формироваться коллективный иммунитет. Ну, и, конечно, немаловажный фактор — вакцина подоспела. Тысячи россиян уже сделали прививку.

«СП»: — На какое период времени она защищает? Мнения специалистов на этот счет сильно разняться.

— Никто пока точно не знает длительность иммунитета, которую дает прививка. Надеемся, что надолго. Хотелось бы не менее года. За минувший год мы многое сумели понять о вирусе и его последствиях. Начинается все довольно легко: незначительное недомогание, небольшая температура в течение нескольких дней. А потом стремительное ухудшение… Вот его важно научиться предупреждать.

«СП»: — Противники вакцинации говорят о неких отдаленных негативных последствиях «Спутника V». В частности, на деятельность сердечно-сосудистой системы человека.

— «Спутниковая» платформа известна и исследована давно. На неё доставляется антиген, который способен вызывать иммунный ответ. Те данные, что есть у нас на сегодня, говорят о том, иммунитет должен быть длительным, на год и даже больше. Однако, учитывая, что вакцина новая, утверждать это со стопроцентной уверенностью не могу.

Что касается негативных явлений. Они связаны не с вакцинацией, а с самим вирусом. Кардиологические проблемы стали, к сожалению, как у нас говорят, «черным лебедем» ковида. Мы-то думали, что страдать будут легкие. Так в принципе и есть. Дыхательная недостаточность — одна из основных причин смертности кови-пациентов. Но вовлекается, как быстро выяснилось, и сердечно-сосудистая система. Тромбозы, острый коронарный синдром, поражение головного мозга, нервной системы, повреждение миокарда — такие процессы имеют место быть. В нашем центре, например, сердечников с «короной» все больше. В том числе тех, кто один раз уже переболел. Им уделяется особое внимание. Потому что они начинают формировать группу риска.

«СП»: — А такие «анти-эффекты» вируса, как потеря вкуса, нюха вакцина исправляет?

 — Потеря обоняния и вкуса объясняется изменениями под влиянием вируса рецептурного аппарата. В этот процесс могут вовлекаться также периферическая и центральная нервная система. Но постепенно всё восстанавливается. Не за неделю, конечно. Есть случаи, когда восстановление шло больше месяца. Но чтобы навсегда, такого нет.

«СП»: — Верно ли, что отсутствие антител или малое их количество свидетельствуют об отсутствии в организме человека иммунитета?

 — Это все из области предположений. Иммунитет формируется за счет разных классов антител. Мы сейчас больше говорим про IgG, но есть и IgA, которые также его формируют. Есть клеточный иммунитет. Ряд граждан, которым вводили вакцину, не вырабатывают высокий титр антител, но в то же время они и не болеют.

«СП»: — В последние месяц-полтора заметно меньше стало проводиться тестирование граждан. Почему — тестов не хватает?

— Их стало меньше, так как снизилась заболеваемость. И относиться к ним стали более рационально. Сегодня стоит вопрос о сокращении времени получения результата. Если он будет выдаваться меньше, чем за 48 часов от момента звонка человека, то и эффективность его будет выше. Не надо, однако, забывать, что тестирование как таковое дает не очень много информации. Оно не является основой для вакцинации. Это скорее скрининговое исследование, дающее некие предварительные данные.

«СП»: — В начале лета вы говорили «СП», что в вашем Центре им. Алмазова тоже планируют начать работу над вакциной…

— Совместно с Институтом экспериментальной медицины у нас запланировано создание не одной, а сразу двух вакцин. Одна будет комбинированная на основе вируса гриппа. А вторая — на основе энтерококка с компонентом коронавируса. Что-то вроде кефирчика. То есть, мукозная вакцина, формирующая немного другой тип иммунного ответа. Сейчас идут доклинические исследования обеих. Активно сотрудничаем и с зарубежными коллегами. Из Китая, стран Евросоюза, с Европейским обществом кардиологов, Всемирной федерации сердца.

«СП»: — Разве «войны вакцин» сродни той, что ведут ведущие бизнес-компании мира вкупе с политиками, между учеными нет?

 — На самом деле, не война, а обычный бизнес с гигантскими объемами. Для тех, кто им занимается — это не десятки, а сотни миллионов доз вакцин. Стоимостью от 20 до 30 евро каждая, как было недавно озвучено. Нетрудно подсчитать, во что это выливается. Огромный рынок, а, значит, и соответствующая конкуренция. Не всегда добросовестная, в этом проблема…

В мире ученых все иначе. Всем очевидно: вакцин должно быть много и они должны быть разными. Наше тесное взаимодействие с учеными Италии, Франции, Испании, Германии помогли в самом начале пандемии сформировать точные протоколы. Благодаря чему в России удалось избежать таких негативных осложнений, которые случились в США, когда из-за не очень правильной, скажем там, комбинации лекарственных препаратов там случилось огромное количество внезапных смертей.

«СП»: — И в Москве, и в Петербурге власти заговорили о смягчении и даже отмене многих ограничений. Надо так понимать, мы одолели уже злосчастный COVID-19? Осталось дотерпеть до окончательной над ним победы?

— Я бы так не говорил — одолели. Правильнее — справились с текущей ситуацией. Вспомните, сколько тревог было ещё месяц-полтора назад из-за большого роста заболеваемости. Кто только не кричал о катастрофе. Хотя мы, медики, заверяли что ситуация под контролем. Главной была оперативность развертывания коек, а не число инфицированных. У нас всегда должен быть резерв, чтобы в любую секунду быть готовым использовать его для борьбы с заразой. Мы точно это понимали. И справились. Несмотря на апокалиптические прогнозы, были уверены, что к середине-концу января ситуация стабилизируется, а к марту полностью с ней справимся.

Эта пандемия, считаю, не трагедия, а мощный краш-тест на систему. Мы устояли. И теперь должны научиться жить с данным вирусом.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика