Трехкомпонентная стратегия Запада, или Как хотят «сдуть» Китай

Трехкомпонентная стратегия Запада, или Как хотят «сдуть» Китай

«Свободная пресса» продолжает публиковать переводы авторов из альтернативных западных СМИ. Это далеко не та пропаганда, которую печатают в CNN, New York Times, Washington Post, Los-Angeles Times и других «авторитетных» медиаресурсах. Если вам интересно побольше о узнать об этих авторах, можно заглянуть сюда.

Решение может заключаться в самой этой дилемме — сделать Москву прививкой против Пекина. Не секрет, что теплых отношений между странами нет. Обе они находились под властью коммунистических режимов, когда американцы успешно объединились с китайцами, чтобы дать отпор Советам. На этот раз составные части уравнения можно переставить местами.

В данной ситуации агрессивную риторику Запада в отношении Москвы трудно понять, поскольку такой подход — подарок Пекину. Россия, похоже, не представляет прямой и непосредственной угрозы для Запада — в отличие от Китая. Ей не хватает ресурсов «мягкой силы», которыми пользуется ее сосед.

В отличие от китайцев, русские не производят электромобили, которые могли бы превзойти германскую автомобильную промышленность или свергнуть Tesla, первопроходца Америки. Русские — не те, кто сеют языковые и культурные институты на международном уровне, как это делают китайцы через свои Институты Конфуция. Россия также не является страной, которая стала одним из важнейших источников технологий искусственного интеллекта.

Именно Пекин, а не Москва вкладывает большие средства в порты по всему миру и захватывает экономики целых стран, стремясь через несколько лет стать экономикой номер один в мире.

Демографический разрыв между двумя странами также огромен — 144-миллионное население России составляет одну десятую часть населения Китая.

На менее видимом уровне контраст также значительный. Там, где Россия медлительна и даже инертна, Китай экспансивен, активен и прожорлив. Таким образом, один и тот же ботинок не подходит на ту и другую ногу. Западу, возможно, следует изменить свою политику и поддержать такой подход к урегулированию отношений с Москвой, который будет основан на общих интересах, что проложит путь к совместным усилиям в противостоянии Китаю.

В Азиатско-Тихоокеанском регионе многостороннюю роль в этом смысле может сыграть Четырехсторонний диалог по безопасности («Четверка»), или азиатское НАТО. Этот стратегический форум, в который входят США, Австралия, Япония и Индия, служит подходящей платформой, с позиций которой Нью-Дели может стать новым лицом нео-западного империализма. У Индии для этого как у крупной политической, экономической и военной державы есть все возможности.

Есть несколько причин, по которым центральное место должна занять Индия. У неё исторически нестабильные отношения с Китаем, с одной стороны, их пограничный спор унес тысячи жизней, а Нью-Дели поддерживает независимость Тибета. Индия также является традиционным союзником России, который может сыграть роль сближения Москвы и Запада.

Кроме того, Индия обладает промышленным потенциалом, который при дальнейшем развитии может соперничать с Китаем. У Индии есть необходимая инфраструктура, чтобы быть технологическим союзником Запада, который может помочь последнему уменьшить его технологическую зависимость от Китая. Нью-Дели также может сыграть важную роль в производстве и поставке вакцин и лекарств в эпоху после COVID-19.

Все это повлечет за собой объединение Индийского океана с Тихим и введет Нью-Дели в лигу союзников. Нынешнее правое правительство Индии неуклонно движется в этом направлении. Оно углубило отношения с США, Австралией и ЕС, положило начало морскому партнерству в Тихом океане с Францией и закладывает основы для прочного стратегического партнерства с Великобританией.

Другой член «четверки» — Япония — постепенно меняет свою военную доктрину и активно участвует в делах Азии. В этих рамках Токио и, возможно, Сеул имеют право на всестороннее участие в решении тайваньской проблемы в западной части Тихого океана. И пока Пекин расширяет свое присутствие в Бенгальском заливе и в Юго-Восточной Азии и инвестирует в порты, находящиеся в сфере влияния Австралии, Канберра вместе с Нью-Дели и Филиппинами (другим союзником США) может остановить Китай.

Австралийцы находятся в хороших отношениях с Индонезией, Малайзией, Лаосом и Вьетнамом (последние две — бывшие французские колонии, поэтому Париж может оказать в этом помощь) и будут пристально следить за развитием ситуации в Мьянме, во внутренние дела которой вмешиваются китайцы.

Британия после «Брексита» теперь имеет более широкие возможности для разработки своей внешней политики, как видно из возобновленных разговоров британского правительства о доктрине «глобальной Британии» и о необходимости продолжать свою «историческую миссию» во всем мире. Индия, Австралия и Канада имеют преимущество в особых отношениях с Лондоном, их бывшей колониальной державой, которая должна помочь им тогда, когда они находятся в одном окопе против Китая.

Проблема, в которой может оказаться Запад, состоит в том, что Китай превращается в убежище и источник тех основ, на которых сегодня живут капитализм и потребительство. Западу следует искать другие альтернативы, в дополнение к Индии, чтобы Пекин был не в состоянии ужесточить свою хватку до такой степени, что отказ от Китая был бы равносилен финансовому самоубийству.

Важным шагом в этом отношении является оживление экономики южноамериканских государств — главным образом, Бразилии, Аргентины и Венесуэлы. У этих стран есть большой потенциал, но их бросили в одиночестве, когда они столкнулись с последствиями финансового кризиса, резкого падения цен на нефть и COVID-19.

В Европе северные страны играют ключевую роль в продвижении центральной роли западной цивилизации как глобального культурного и цивилизационного центра. Европейское правое крыло, которое традиционно недружелюбно по отношению к китайцам и более склонно к русским, постепенно набирает силу, особенно в Швеции, где правые партии требуют более тесных отношений с США и прекращения политики нейтралитета.

Здесь тоже можно использовать взаимную подозрительность — в данном случае между Москвой и скандинавами. Дать зеленый свет газопроводу «Северный поток-2», который свяжет Россию и Германию. Этот газопровод проходит рядом со странами Северной Европы; он стал бы ценным призом для Москвы и помог бы убедить сопротивляющуюся Германию присоединиться к делу противостояния Пекину.

Американские заверения в адрес скандинавов и россиян в этом контексте ослабят напряженность и превратят Балтийский регион в общую почву. Это положит начало более широкому пониманию в будущем по таким вопросам, как права русских меньшинств в Восточной Европе и Балтии, проблема противоракетного щита США, и наращивание военной мощи Москвы в Калининградском эксклаве.

Помимо этого, есть фундаментальная стратегическая выгода, которую можно получить от сближения между Западом и Россией. Это сближение включает северные страны и Канаду — речь идет о морских маршрутах, в частности о Северном морском пути и о Трансполярном морском пути. Первый, который находится в исключительной экономической зоне России, может стать новым надежным транспортным маршрутом из европейских портов в тихоокеанские. Если помочь россиянам в продвижении этого коридора, то выгоду от этого получит Запад.

Единственное препятствие заключается в том, что и Пекин надеется извлечь выгоду из этого маршрута, связав его с «Морским шелковым путем». При наличии канадско-российского скандала по вопросу о защите суверенитета над Северным морским путем Запад и русские могут достичь определенный способ существования в целях раздела влияния на обоих маршрутах с взаимными гарантиями, которые обеспечат долгосрочную стратегию обеих сторон и обеспечат достижения их целей.

Компромисс может заключаться в том, чтобы позволить Москве поддерживать постоянную ставку фрахта по Северному морскому пути, что обеспечило бы ей значительный доход. В обмен следует получить твердое обязательство России защитить Запад с коммерческой стороны от чрезмерной эксплуатации этого маршрута Китаем. Обе стороны в конечном итоге могут получить прибыль от Трансполярного морского пути, поскольку таяние арктических ледяных шапок, вероятно, увеличит движение по обоим маршрутам и повысит их коммерческую прибыль.

Чтобы обуздать Пекин, нужно действовать как китайцы. Это означает, что Западу придется коренным образом изменить свои менталитет и идеологию. Западный политический либерализм должен найти новые определения, которые могут включать прекращение обсуждения вопроса о демократии с недемократическими государствами или, другими словами, борьбу с Пекином с помощью китайского же оружия.

Единственный способ, которым Запад сможет нарушить гармонию между Китаем и недемократическими режимами незападного стиля — это в значительной степени игнорировать их ситуацию в области прав человека. Как история, так и текущие события показали, что чем больше давления на такие режимы в этом вопросе, тем быстрее они бегут в сторону Китая. На время необходимо лишить приоритета распространение демократии, которая играет ключевую роль во внешней политике Запада.

Несомненно, у Запада достаточно недостатков, чтобы заполнить ими и Тихий, и Индийский океаны, но его глобальное лидерство по-прежнему по большому счету «наименее плохой» вариант, когда альтернативой является передать бразды правления параноидальной республике.

Автор: Рауф Бейкер — Rauf Baker — журналист и исследователь, специализирующийся на проблематике Европы и на Ближнего Востока.

Источник здесь.

Перевод Сергея Духанова.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика