Какую из российских вакцин от COVID-19 выбрать?

Эксперты рассказали «Известиям» о сходствах и различиях отечественных препаратов

Три российские вакцины, каждая из которых провоцирует выработку защитных антител своим способом, готовятся к выходу на рынок. Один из препаратов использует в качестве средства борьбы с патогеном аденовирус, другой состоит из синтетических пептидов и частиц алюминия, а третий содержит целый SARS-CoV-2, лишенный инфекционных свойств. «Известия» расспросили экспертов, какую вакцину они считают наиболее безопасной и эффективной.

Вакцина Института Гамалеи

Так называемая вакцинная гонка идет по всему миру: ученые разных стран пытаются создать эффективные и безопасные препараты, которые могли бы переломить ход эпидемии.

Сегодня в этой гонке лидируют три российские вакцины, основанные на разном типе действия.

Первой зарегистрированной вакциной в мире стал препарат Института имени Гамалеи. Он основан на использовании аденовируса, который лишили способности размножаться, а в геном вставили последовательность, кодирующую S-белок коронавируса. Это значит, что, попадая в клетки человеческого организма, вирус заставляет их производить коронавирусный S-белок, что и формирует иммунный ответ.

Требуется два раза ввести препарат с интервалом в три недели. Сейчас проходит третья стадия испытаний этой вакцины на 40 тыс. добровольцев.

СПРАВКА «ИЗВЕСТИЙ»

Аденовирусы — семейство ДНК-содержащих вирусов позвоночных, лишенных липопротеиновой оболочки. Аденовирусы используются в качестве вирусного вектора для генной терапии благодаря их способности реплицироваться в делящихся и неделящихся клетках. Ученые из Китая применяют аденовирусы в лечении онкологических заболеваний.

Среди экспертов, опрошенных «Известиями», энтузиастом такого метода в создании новых вакцин оказался руководитель лаборатории геномной инженерии Павел Волчков.

— Это наиболее прогрессивный подход — собирать вакцины на основе аденовируса правильно, — считает ученый. — Во-первых, это все еще вирус, который может проникать в клетки, он ведет себя, как вирус, и вызывает иммунный ответ, как вирус. В результате реагирует и В-клеточный, и Т-клеточный иммунитет, то есть развивается полноценный противовирусный ответ. Другие вакцины, скорее всего, будут вызывать только В-клеточный ответ.

Однако, по словам Павла Волчкова, у всех подходов есть и свои недочеты. В отношении вакцины Института Гамалеи недостатком является то, что многие люди, скорее всего, уже сталкивались с аденовирусами. Это значит, что у них уже есть определенный уровень адаптивного иммунного ответа. Поэтому требуется большая доза препарата — отсюда появляется температура, которая наблюдается у многих добровольцев.

Тем не менее, по словам эксперта, недостатков у этого варианта вакцины меньше, чем у других. Кроме того, важным фактом является и то, что данный подход позволяет очень быстро создавать препараты.

— В ситуации нынешней пандемии особенно стало ясно, как важно уметь быстро создавать вакцины, — подчеркнул Павел Волчков. — Ученые Института Гамалеи взяли проверенный носитель и уже через месяц получили вакцину от нового заболевания. Мне кажется, это очень значимый аргумент.
 
Впрочем, безопасность и эффективность вакцины только проверяются, и окончательные выводы можно будет сделать только после завершения третьей фазы испытаний.

— В инструкции к вакцине, которая выложена на сайте Института имени Гамалеи, написано, что у 38 добровольцев была выявлена 141 побочная реакция, — отметил завлабораторией биотехнологии и вирусологии Новосибирского государственного университета, член-корреспондент РАН Сергей Нетесов. — Кроме того, я не совсем понимаю, зачем разработчики задействовали второй компонент — аденовирус 5-го серотипа (Ad-5). Я с ним 20 лет работаю, антитела к нему имеют 70% в популяции. Получается, второй компонент у большинства, может быть, работать не будет.

Вакцина центра «Вектор»

Документы на регистрацию своей вакцины подал и Научный центр вирусологии и биотехнологии «Вектор». До этого Федеральный институт промышленной собственности выдал «Вектору» три патента на препарат «ЭпиВакКорона».

Эта вакцина содержит фрагменты коронавируса — синтетические пептидные антигены, так называемые короткие белки. По мнению многих опрошенных «Известиями» экспертов, эта субстанция по идее должна быть наиболее безопасной.

— Более всего, конечно, я жду окончания разработки нашей «вакцины МГУ», — сообщила «Известиям» главный разработчик, завкафедрой вирусологии биофака МГУ имени М.В. Ломоносова Ольга Карпова. — Однако, если меня поставят перед выбором из этих трех препаратов, наиболее привлекательной мне кажется вакцина «Вектора».

По мнению Ольги Карповой, этот препарат наиболее безопасен, хоть в его состав в качестве адъюванта (вещество, используемое для усиления иммунного ответа. — Ред.) включен алюминий, от которого «давно пора избавляться».

— Делать пептидные вакцины пытаются давно, — рассказал «Известиям» Сергей Нетесов. — Когда-то хотели создать такие препараты против вируса Денге, малярии, но они не дали нужного иммунитета, хотя по своей конструкции это были бы, возможно, самые безопасные препараты.

Ответ на вопрос, насколько эффективна вакцина «Вектора», дадут испытания третьей фазы. На данный момент эта вакцина остается самой «засекреченной». О том, как именно она делается, в научной печати пока ответов нет.

Вакцина Института Чумакова

На финишную прямую вышла и работа над вакциной Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М.П. Чумакова. В ближайшее время на базе медицинских учреждений Кирова, Санкт-Петербурга и Новосибирска будут запущены клинические испытания, в которых примут участие 3000 человек. Скорее всего, завершатся они уже в ноябре.

Подход ученых Центра Чумакова — самый традиционный. Они создали инактивированную — классическую — вакцину от коронавируса. Такой подход применяют в создании большинства препаратов, которые мы знаем, — от гриппа, бешенства, полиомиелита, клещевого энцефалита и так далее.

В этом случае важно инактивировать вирус таким образом, чтобы он сохранил способность проникать в клетки. С точки зрения Сергея Нетесова, это самый бронебойный вариант. Если препарат покажет хорошую эффективность, вероятно, стоит выбирать инактивированную вакцину, считает он.

— Институт Чумакова имеет успешный опыт в создании и производстве инактивированных вакцин против клещевого энцефалита и бешенства, — напомнил эксперт. — Кроме того, инактивированная вакцина наиболее близка самому вирусу, потому что она из него и сделана. Если испытания покажут, что она защищает, у меня лично этот подход сомнений не вызывает. Но все покажет третья фаза, так что окончательно судить о вакцинах будем по итогам испытаний.

Впрочем, по мнению других экспертов, в этом случае стоит ожидать так называемого эффекта антителозависимого усиления инфекции, когда, вместо того чтобы блокировать вирус, антитела облегчают его размножение и вход в клетки. Поэтому так важно испытание вакцины на большом количестве человек.

Теория vs. Практика

В теории хороши все описанные подходы, но едва ли не главным моментом остается практика, считают ученые. Именно поэтому на первый план выходят результаты клинических испытаний, по которым можно будет сориентироваться и сделать выводы, какую из вакцин выбрать.

— Я лично выберу ту, производители которой опубликуют наиболее подробные результаты своих испытаний, — подчеркнул в беседе с «Известиями» профессор кафедры геномики и биоинформатики СФУ, профессор Геттингенского университета (Германия) Константин Крутовский. — Не надо забывать, что в мире разрабатывается более сотни вакцин. И, если российские препараты хотят с ними конкурировать, необходимо предоставить общественности результаты тестов.

Подобрать нужный для индивидуального использования препарат можно будет, только оценив и сравнив подробные описания третьей фазы испытаний разных вакцин, отметил профессор.
Читать далее →

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика