Призвание варягов — глобальная путаница?

А был ли Рюрик на Руси, или неужели мы все напутали?

Все знают старую байку из Ипатьевской летописи о призвании варягов. Также почти все знают, что о ее достоверности ведутся давние споры: кто-то говорит, что это фейк восемнадцатого века и полная фальсификация, кто-то считает, что так все и было.

Мы же рассмотрим этот вопрос с другой стороны. Мы не будем огульно говорить о фальсификациях, но попробуем разобраться в этом вопросе, исследуя западные источники.

Ведь очевидно, что событие такого масштаба не могло остаться незамеченным западными хронистами – ведь, предположительно, к ним, на запад, обратились с просьбой создать у нас государственность. Это крутой инфоповод. Это все равно, как если бы сегодня мы обратились в Евросоюз с просьбой заменить у нас президента – дело было бы явно резонансным.

Но… зарубежные летописцы почему-то ничего подобного не упоминают. Никто к ним не приходил со словами «земля наша велика и обильна, да порядку в ней нет, приходите, княжите, да владейте нами!».

И, если смотреть на это с позиции вменяемого человека, и не мог прийти. Ведь когда Нестор писал эту летопись на основе устной традиции, прошло около двух столетий, и для него это были преданья старины глубокой, зачастую трансформированные до неузнаваемости. К тому времени уже никто толком не знал, что там было на самом деле.

По сути, Нестор имел дело с набором сказок: очень многие эпизоды «Повести временных лет» не выдерживают никакой критики с позиции здравого смысла, но абсолютно логичны с позиции сказочной логики. Эпизод с призванием варягов – в том числе.

Но мы все же попробуем поискать соответствия в западных источниках – ведь не бывает такого, чтобы кто-то искал, да не нашел.

И… кое-что мы действительно находим. Во-первых, мы находим подобные сказочные сюжеты у других европейских народов. Например, в сочинении Видукинда Корвейского (X век)  «Деяния Саксов» бритты обращаются к трём братьям-саксам Лоту, Уриану и Ангуселю с предложением передать им власти над собой.

И знаете, что они им говорят? «Обширную, бескрайнюю свою страну, изобилующую разными благами, готовы вручить вашей власти…». А ведь он написал это на два столетия раньше, чем Никон!

В каком-то смысле это был такой европейский тренд – искать истоки собственной государственности у других народов. Вероятно, здесь действовал принцип «нет пророка в своем отечестве» – должен же народ понимать, почему ему нужно уважать правящую династию.

А в двенадцатом веке на Руси подобная аргументация могла использоваться для снижения значимости византийского влияния на древнерусскую культуру и государственность. Это все мы, северные варвары, сами разобрались, а не просили помощи у каких-то обабившихся «греков». Кто ж знал, что потом оно эвоно как обернется.

Но более интересно другое. Мы находим… нет, мы не находим Рюрика. Но мы находим Гостомысла.

Например, в Фульденских анналах мы читаем про одну из военных кампаний Людовика Немецкого в 844 году: «Хлудовик пошёл войной на ободритов, которые замышляли измену, и подчинил их. Король этого народа Гостомысл погиб, и Хлудовик велел эту страну и её народ, которые по воле божьей подчинились ему, передать под управление герцога».

То же самое читаем в анналах Ксантена: «В том же году (844) король Людовик выступил с войском против вендов. И там погиб один из их королей по имени Гостимусл, остальные же [короли] пришли к нему и принесли клятву верности. Когда он ушёл, они тотчас нарушили её».

Кстати, про эту же военную кампанию мы находим упоминания и в других источниках – например, в Бертинских анналах, так что едва ли стоит сомневаться, что она имела место быть. Также у нас нет поводов сомневаться в том, что Гостомысл, как историческое лицо, действительно существовал. Только жил он не в Новгороде, а в Западной Европе, неподалеку от Дании. Ведь речь-то идет про ободритов. Вот это поворот, правда?

Обратите внимание: этот сюжет вполне соответствует Иоакимовской летописи, хотя ее достоверность, безусловно, находится под большим вопросом. Также в ней упоминается, что перед смертью Гостомысл дал четкие указания, что наследовать ему должен сын его дочери Умилы, выданной замуж за Гоцлава, князя одного из западнославянских племен. Как легко угадать, именно этот сын и должен оказаться Рюриком.

Но и это не все. В ряде средневековых источников мы находим генеалогию ободритских князей: так, упоминается князь Вицислав, сыном которого был Челодраг, у которого были сыновья Гостомысл и Добемысл, последние короли основной ветви правящего рода – после их смерти власть перешла к другим ободритским князьям. Как мы уже знаем, Гостомысл умер в 844 году, а Добемысл, по свидетельствам западных источников, в 861-ом. Вам эта дата ничего не напоминает?

Кстати, у нас только что всплыл еще один персонаж – западнославянский князь Гоцлав. А что если поискать его?  И мы его находим: в 808 году Готфрид Датский взял штурмом Рерик, пленил и повесил ободритского князя Гоцлава, разрушил город, а многих жителей депортировал в Хедебю.

Стоп. Что это он там взял штурмом? Средневековый город Рерик на побережье Балтийского моря, центр ободритов. Чешские исследователи (П. Шафарик, В. Ганка) связывают название города со словом «рарог» – сокол; также популярно мнение, что слово Рерик – «сокол» – было прозвищем ободритского князя Дражко (Драговита), а рерики (соколы) – служило общим прозвищем ободритов.

Что мы тогда имеем? Ободритский князь Гостомысл, один из последних прямых правителей королевского рода, оставляет завещание, что после смерти его и его брата власть должна перейти к его внуку – предположительно, сыну от брака его дочери Умилы с князем Гоцлавом. И, когда в 861 году умирает брат Гостомысла Добемысл, власть совершенно естественным образом переходит к его внуку, истинному рерику.

Впрочем, возможен и несколько иной финал: по данным ряда исследователей, около 857—862 годов западных славян-вендов покорил Рюрик Ютландский. В «Деяниях данов» Саксона Грамматика сообщается, что датский конунг Хрёрик Метатель Колец, отождествляемый с Рюриком Ютландским, встретился со славянами на море, но до сражения дело не дошло: датский воин Уббе убил славянского воина, но и сам погиб; но, по условиям боя, славяне признавали власть Хрёрика в случае гибели их воина.

Впрочем, и здесь идет речь о тех же ободритах. Вопрос в другом – насколько точно эти данные совпадают с летописной датой призвания варягов – 862 год!

Возникает вопрос: какое отношение эта ободритская история имеет к Новгороду? Вероятно, довольно простое: и антропологи, и археологи фиксируют множество следов нескольких волн миграций западных славян в новгородские земли – об этом свидетельствуют и предметы материальной культуры, и конструкции домов, и антропологические особенности (специфика формы черепа). Оно и понятно – в Новгороде в то время было объективно спокойней.

Могли ли они принести с собой память об этой истории? А почему нет? Ведь принесли же они память об острове Буяне, сохраняющуюся до сих пор. А если предположить, что новгородцы их, вероятно, воспринимали как в доску своих – как один славянский народ, то и воспринималась эта история как сказка про «наших» князей, с небольшой адаптацией к местному ландшафту.

Сообщение Призвание варягов — глобальная путаница? появились сначала на Информационно-аналитическое издание «SM News».

Сообщение Призвание варягов — глобальная путаница? появились сначала на Армия и Флот.

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика