Киев приготовил Москве диверсионно-террористическую войну

Киев приготовил Москве диверсионно-террористическую войну

В 37 регионах России выявили 106 неонацистов из украинской «М.К.У», готовившей теракты и массовые убийства, сообщили в ФСБ. Это крупнейшая операция против сторонников экстремистской группировки в России.

В числе задержанных сторонников установлены трое администраторов интернет-сообществ, пропагандировавших экстремистскую идеологию и призывавших совершать насильственные акции. Еще двоих задержанных подозревают в подготовке вооруженных нападений на образовательные учреждения.

106 человек — это целый диверсионный отряд. Что это? Проект СБУ? Откуда они взялись в России?

— «М.К.У» — деструктивная группа, созданная с помощью интернет-каналов в среде неустойчивой молодежи, охваченной идеологией жестокости и нацизма, — поясняет председатель Союза политэмигрантов и политзаключенных Украины Лариса Шеслер.

— Расшифровывается, как «Маньяки. Культ убийц». Ее лидер Егор Краснов, по некоторым данным, сидит в Днепропетровском СИЗО по обвинению в ряде убийств.

В силу коррумпированности правоохранительной системы, и я уверена, по прямому содействию СБУ, он продолжает контактировать и направлять по интернету группы своих сторонников в России.

«СП»: — Каким образом украинская националистический группа находит сторонников в России?

— Судя по аббревиатуре, (расшифровывается русскими, а не украинскими словами), это не этническая украинская группа, или группа сторонников украинского национализма.

Это группа отморозков, которым снятся лавры Брейвика, и которых используют украинские спецслужбы для дестабилизации ситуации в России. В интернете немало закрытых каналов и социальных групп, объединяющих подростков, подобных «керченскому» или «казанскому» стрелку.

106 потенциальных убийц, способных организовать теракт в школе или в торговом центре, это очень большая цифра. Практически все они не имеют отношения к украинской диаспоре или украинским эмигрантам, и для их вербовки не использовались прямые политические антироссийские призывы. СБУ использует такие группы не для продвижения украинской националистической идеологии, а для создания в России атмосферы хаоса и страха.

«СП»: — Можно ли считать это диверсионным проектом украинских спецслужб?

— На мой взгляд, большая ошибка представлять эти группы, как украинских диверсантов, завербованных и заброшенных украинскими спецслужбами для проведения диверсий и терактов. Выделить и нейтрализовать внедренных агентов трудно, но все же проще, чем вскрыть в закрытых телеграмм-каналах секты убийц-подростков. Восемнадцатилетний социопат, сутками просиживающий в интернете, не вызывает подозрений ни у сокурсников, ни у соседей, но именно такие становятся исполнителями терактов в школах или общественных территориях.

Украинские спецслужбы, конечно, заинтересованы в распространении таких деструктивных группировок, они могут внедряться в них, направляя и подталкивая их членов к громким терактам. Но главной причиной возникновения подобных групп является распад социальных связей молодежи в реальной жизни, и насаждение культа жестокости и насилия в молодежной среде. Бороться с этим сложнее, чем с прямой диверсионной деятельностью украинских спецслужб.

— Во-первых, давайте определимся с понятиями. Нужно забыть о таких формулировках как «украинский национализм», — говорит директор Центра общественного и информационного сотрудничества «Европа» Эдуард Попов.

— Он закончился в 2014-м, я об этом говорил еще тогда. Остался лишь украинский нацизм, причем даже без приставки «нео». Комментаторы в наших СМИ по-прежнему говорят языком мира, причем давно архаичным. Откровенных террористов они именуют радикалами. Украинских нацистов со свастиками и иной символикой Третьего рейха — националистами. В головах этих людей, отвечающих за сферу идеологии — каша.

Противник на Украине работает куда последовательней и умнее. Российская Федерация откровенно проигрывает ментальную войну Украине, которая отнюдь не является сильным противником. Здесь одна из немаловажных причин появления сторонников украинских нацистских организаций в России. На фоне беззубой идеологии россиянизма в духе кота Леопольда любой радикализм и экстремизм, и украинский нацизм в том числе, выглядит для многих молодых людей более привлекательным. К тому же при всей омерзительности проекта «Украина» в соседней стране имеются негосударственные или, скажем более точно, не совсем государственные организации, которыми руководят очень умные люди. Чтобы не создавать им излишнюю рекламу не буду их называть поименно. А что с нашей стороны?

Россотрудничество? Даже не хочется комментировать. В регионах та же беда, по крайней мере в родной для меня Ростовской области. О каких успехах может идти речь если в ведущем научно-образовательном центре юга России, Южном федеральном университете, нет исследовательского центра, занимающегося Украиной? Да и по всей России таковых наберется два-три.

Не враг силен, а мы слабы. Архаичная система организации и полная лень наших чиновников и депутатов Думы. Вечные пленники архаичной советской модели о «братских восточнославянских народах» в вузах и научных центрах. Даже программная статья президента Путина об историческом единстве русских, украинцев и белорусов осталась незаметной абсолютному большинству ученой братии. Бросили камень в воду, разошлись круги — и наши обломовы от науки опять успокоились.

И в науке, и в высшей школе, и в государственных структурах активно и творчески работает малое меньшинство. Но, насколько я могу судить, это меньшинство пока не может переломить ситуации. Нужно создавать новые организационные формы и механизмы реализации творческих идей. И создавать, если позволите, инкубаторы новых кадров — молодых и патриотичных.

«СП»: — Как им удалось пустить корни в таком количестве регионов?

— Украинские нацисты имеют давние связи в отдельных регионах страны, особенно на казачьем юге, где имеются влиятельные организации с крепкими связями с украинскими госструктурами, нацистскими центрами — и с региональными органами власти в самой России. Почему сейчас не на слуху Дон и Кубань? Выскажу предположение: здесь находится их лежбище, штаб-квартира. Поэтому здесь они и не активны.

«СП»: — «М.К.У» создана украинскими властями?

— Ни одна нацистская организация на Украине не является автономной. Конкретно «М.К.У» — структура, очевидно созданная сверху, в недрах спецслужб, специально для ведения террористической работы в России.

Кстати, вам знакома хоть одна исследовательская структура в России, занимающаяся изучением современного украинского нацизма? Мне — нет. Это не актуально для российской науки и высшей школы. Куда актуальнее изучать гендерные проблемы или проблемы толерантности. Высшая школа живет в параллельной реальности, в которой нет места по-настоящему актуальным даже горящим проблемам современного государства Российского и его соседей.

«СП»: — Может ли все это превратиться в полноценную диверсионно-террористическую войну?

— Потенциально может. Насколько масштабную? Это вопрос к профессионалам из правоохранительных органов. Обращу внимание на один факт. Летом 2014 года, когда я активно занимался гуманитарной работой и находился на одном из переходных пунктов на границе с ЛНР, я обратил внимание на большие группы молодых мускулистых парней, которые с минимумом вещей пересекали границу. Кто были эти люди — свои или враги? Что если допустить, что таким образом происходила инфильтрация украинских боевиков — членов тех же «М.К.У» в Россию? Цель — создание ячеек будущих террористических групп.

Мы можем также обратить внимание на огромное количество украинских экспертов, круглыми сутками вещающих на наших ток-шоу. Это неудачники, которые провалили работу на Украине и теперь делают деньги и имя в России. Почему-то ни один из них не работает в Донбассе, но окопался в мирной Москве или где-нибудь в толерантной Голландии.

Вот почему я не смотрю ток-шоу. Украинские эксперты на высокооплачиваемой работе в России. Вы уверены, что они лояльны России, что не работают на кураторов в СБУ? Пусть за них отвечают головой те, кто приглашает их на свои шоу и предоставляет им трибуну, причем за деньги, в российских СМИ.

И, да, 106 человек — это очень много. В ведущей русской революционной террористической организации — знаменитой Боевой организации Партии социал-революционеров — было людей меньше. И эта организация держала в страхе огромную империю, не чету нынешней Российской Федерации. При том что эсеры не воевали с простыми обывателями, а проводили акты индивидуального террора.

«СП»: — Как с этим бороться?

— Хорошо работают антитеррористические структуры ФСБ и отвратительно — государственные структуры и научно-вузовские центры, отвечающие за идеологию и так называемые смыслы. Посему, помимо сугубо полицейской работы, нужно создавать эффективные инструменты работы с сознанием населения, особенно студенческой молодежи. Но эта работа никому не нужна из чиновников, депутатов и руководителей вузов: у них и так все хорошо, зачем создавать лишние заботы и выполнять работу? Эти люди с легкой душой и чистой совестью включают очередное ток-шоу и убеждаются что у нас все хорошо.

— Экстремизм мизантропической направленности имеет достаточно неплохую питательную среду из числа молодых людей, оказавшихся по той или иной причине жизненными аутсайдерами, психически неуравновешенных, а также подвергавшихся всевозможным видам насилия, — считает историк, публицист, постоянный эксперт Изборского клуба Александр Дмитриевский.

— Они желают отомстить за свои неудачи и страдания, но объектами мести для таких людей зачастую становятся не непосредственные обидчики, а совершенно ни в чём не повинные люди. Мне вспоминается яркий пример почти полувековой давности, когда 10 июля 1973 года в Праге Ольга Гепнарова из мизантропических побуждений хладнокровно направила свой автомобиль в остановку общественного транспорта, убив восемь и изувечив дюжину ожидавших трамвай граждан. Так вот, накануне своей выходки она разослала в редакции пражских газет письма, в которых сообщила что желает таким вот образом отомстить за семейное насилие, которому её подвергали в детстве.

«СП»: — Это чья-то частная инициатива, или за всем этим стоит СБУ?

— Не могу исключать ни того, ни другого, но в данном случае, если за этим и стоят украинские спецслужбы, то они весьма умело используют мизантропические настроения некоторой части российской молодёжи. Дело в том, что мизантропу практически всегда безразлично, под каким знаменем и против кого воевать: им лишь бы, что называется, отыграться на ком-нибудь.

Подобные группировки никогда не будут многочисленными: это маргиналы крайней степени, не очень-то доверяющие окружающим. Поэтому гнаться за количеством участников они вряд ли станут: чем больше людей, тем выше вероятность раскрытия такой организации правоохранителями.

«СП»: — Может ли украинское государство устроить на территории России диверсионно-террористическую войну с помощью таких групп?

— Как показывает опыт прошлогодней попытки устроить смуту в Белоруссии, делать ставку на маргинальные группировки для организации диверсий и террора особого смысла нет: гораздо важнее подстрекать к подобным действиям недовольных.

Дело в том, что для нанесения ощутимого ущерба совершенно необязательно владеть минно-подрывным делом и прочими специфическими навыками. Те же змагары, например, основным объектом своих диверсий избрали светофорную сигнализацию на Белорусской железной дороге: при помощи подручных средств они либо выводили из строя сам светофор и его автоматику, либо в ручном режиме включали на нём запрещающий сигнал. Не будем вдаваться в тонкости железнодорожных инструкций насчёт того, как поезд должен проследовать перегон с неисправной сигнализацией, скажу лишь то, что подобные выходки на пике их числа действительно снизили объёмы перевозок на важнейшем участке транспортного коридора, соединяющего Европу с Китаем.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика