Отец Иона, изгоняющий бесов

Однажды привели к отцу Ионе бесноватого, и больной стал кричать. Батюшка после молитвы сказал духу: «Выйди из него!» — «Я страшный»,— отвечал бес. — «Праведник тебя не боится, а грешный не увидит!» — сказал отец Иона. После третьего повтора бес вышел.

Отец Иона, изгоняющий бесов

За изгнание бесов враг жестоко мстил семье отца Ионы. Стоило ему изгнать беса, как в доме происходил пожар без всякой видимой причины. Измученная семья, зная, что снова будут беды, не любила, когда для исцеления приводили бесноватых.
Враг мстил отцу Ионе и через его родных детей. Почти всю жизнь они терпели скорби — их изгоняли из школы, у них были несчастливые браки и пр. Много горя принесла батюшке его дочь София. Скорбя о ее душе, перед своей смертью он сказал: «Я вымолю тебе у Бога мучительную смерть для покрытия твоих грехов и для спасения». Впоследствии она заболела, попала в дом умалишенных, была расстреляна немецкими оккупантами вместе с другими психически больными.
Отец Иона прекрасно пел и сам сочинял напевы на многие духовные песнопения. Им были написаны ноты к службе Успению Божией Матери.
Но особенно неизгладимые впечатления оставляли у прихожан его благолепные, необыкновенно благодатные богослужения.
Однажды его духовная дочь была свидетельницей силы молитвы старца. В день праздника Нерукотворного образа Спасителя по окончании обедни батюшка в облачении сошел с солеи, подошел к большому образу Нерукотворного Спаса, стоявшему в храме с правой стороны, и опустился пред ним на колени со словами: «Пречистому образу Твоему поклоняемся, Благий!» В этот момент лик Христа Спасителя сделался совершенно живым, сияющим.
Великий пост батюшка проводил очень строго: не вкушал ничего, часто причащался, никуда не отлучался из церкви, даже домой. Изредка только выходил в находившуюся рядом с алтарем комнату, куда никто не имел доступа кроме него. В ней помещался огромный, во всю стену, образ преп. Серафима Саровского, которого отец Иона весьма почитал.
Поразительные для современного человека подвиги совершали во время Великого поста духовные дети батюшки: в понедельник и вторник ничего не вкушали, в среду причащались и вкушали хлеб, который батюшка раздавал по окончании обедни, в четверг ничего не вкушали, в пятницу причащались и вкушали хлеб с чаем, в субботу причащались и вкушали вареное без елея, в воскресенье причащались и вкушали вареное с елеем. И таким образом проводили пост. В конце поста, как передавала одна духовная дочь отца Ионы, она перестала ощущать вес своего тела.
Один афонский инок говорил об отце Ионе: «Сердце мое наполнялось при его присутствии неизреченным миром и неизъяснимой радостью».

Очевидец писал: «Отец Иона погружает крест в воду и из креста льет воду в рот и на голову бесноватой. И — чудное дело! — бесноватая успокоилась, присмирела и встала в сторону. Я заметил, что крест у отца Ионы из кипарисового дерева, обложен по сторонам каким-то вызолоченным металлом, в подножие вставлена частица Животворящего Креста Господня. В середине креста есть пустота, в которую набирается вода и маленькими струйками льется чрез нижний конец креста. Богомольцы раскрывают рот и отец Иона льет воду из креста в рот и на лицо всем присутствующим в храме. После этого все прикладываются ко кресту, и отец Иона окропляет их святой водой.… Не могу передать благоговейного чувства в этот момент, только скажу, что даже закоренелый грешник придет в умиление от такой молитвы всей церкви. Недаром говорят, что нигде не помолишься, как у отца Ионы… Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе со своим отцом пела победные, священные, великие гимны. По окончании трапезы и молитвы я вышел вслед за отцом Ионой во двор. По дороге отца Иону останавливали богомольцы с разными просьбами. Вот мать подводит дочь и просит благословения на поступление в монастырь. Далее поджидает вдовица с сиротами. Там стоят с письмами какие-то дальние приезжие. Всех выслушивает батюшка, никого не оставляет без слова утешения.
Я после узнал, что без благословения отца Ионы никто из его почитателей не начинает никакого важного дела или предприятия.
Мне не хотелось уходить отсюда. Казалось, я бы остался здесь навсегда, до конца дней моих…»
В пасхальное воскресение, похристосовавшись со всеми, батюшка раздавал угощения с нескольких возов, которые прибывали всякий раз на этот великий праздник. Но и в «обычные» воскресенья, и в праздничные дни отец Иона приглашал народ в странноприимницу, длинный одноэтажный каменный дом, где был приготовлен обед, и за стол на лавках усаживалось около ста человек, и можно было видеть здесь и священника, и иеромонаха, и купца, и простолюдина. Нечто подобное, как писал очевидец, было в первые века христианства, когда устраивались так называемые «вечери любви». «Мне казалось, что я очутился в святой первохристианской семье, которая во главе со своим отцом пела победные, священные, великие гимны».
В начале Русско-японской войны 1905 г. одесскому праведнику было следующее видение: он увидел Крест, на Кресте — Распятый Христос, а под Крестом сидел японский микадо.
Во время бунта на броненосце «Потемкин» погиб матрос Вакуленчук. Градоначальник Одессы запретил его похороны. Тогда матросы броненосца направили жерла пушек на город и послали делегацию к отцу Ионе. Праведник, несмотря на болезнь, отправился к городскому главе и уговорил его разрешить похоронить матроса. Затем совершил отпевание. Однако мятежного матроса предали земле за оградой кладбища.
Однажды в Одессу приехала крестьянка и привезла к знаменитому окулисту профессору В.П. Филатову двухлетнего сына, слепого от рождения. Но Филатов объяснил матери, что излечить ребенка не может, что наука в данном случае бессильна. Огорченная мать пошла к отцу Ионе, и батюшка обещал помолиться. Девять ночей простоял на молитве, служил непрерывно молебны и акафисты, а на десятый день ребенок на руках матери прозрел. Случай этот наделал в городе много шума. Советская власть устроила следствие и показательный суд.
На суд вызвали Филатова. Отцу Ионе вменили в вину обман и шантаж, но профессор Филатов твердо заявил, что это именно тот ребенок, которого он не брался излечить, и признал факт чуда.
Судьи стыдили Филатова, но профессор твердо стоял на своем, и суд окончился ничем.
После еще одного подобного случая офтальмолог стал посещать отца Иону и, как рассказывают, стал его другом. Когда спрашивали, как он нашел способ пересадки тканей, он отвечал: «При помощи молитв отца Ионы».
Был также удивительный случай изгнания отцом Ионой беса из человека, называвшего себя антихристом и смущавшего прихожан. Придя однажды на литургию и растолкав людей, он вошел прямо в алтарь и просил разрешения выйти к народу в качестве «антихриста». «Вот Престол и на нем восседает Царь Славы, поэтому ты, бес, молчи, а ты, Андрей, говори», — сказал батюшка, и во время этой необычной исповеди несколько раз запрещал бесу, наконец, совсем изгнав его. О человеке отец Иона сказал, что тот «станет серьезным подвижником».
На двадцатый день по кончине старца, во время посещения комнаты-кельи старца почитателями, ребенок одного из них, указывая на кресло, сказал: «Дедушка сидит». Прибывший издалека священник, опоздав на похороны и прибыв уже в темное время суток, увидел над могилой святого праведного Ионы двух ангелов.
Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика