Зачем в России депутаты?

Зачем в России депутаты?

Это мнение бытует, ибо старательно привносится — не слишком ли дороги «народные слуги», и вообще, к чему такая блажь? Речь, конечно же, о депутатах и прежде всего — Государственной Думы. Мы сейчас не будем говорить про идеал. Про законотворчество не для власти, а для общества. Про легитимность сакрализующую легальность. Про взаимоконтроль разделённых законодателей и исполнителей. Про дискуссии, в ходе которых и должен определяться социальный баланс, когда каждый должен чем-то поступиться, но никто не должен проиграть.

Увы, ничего подобного нет и в ближайшее время, вряд ли предвидится. По целому ряду причин с наиглавнейшей — сохранением святой «стабильности» для машинистов «высших эшелонов». Отечественная политоЛохия именует это «консенсусом элит», ибо любые политические «колебания» чреваты потенциальным спросом за управленческие просчёты, чего допустить ни как не можно. Поэтому, требуются «спокойные» для спокойствия. Чтоб не столько писали «буквы закона», сколько занимались оформлением. Однако, помимо юридического «дизайна» и выписывания правовых «вензелей», существует у российских парламентариев и другая функция, поважней.

Если за 10 лет проанализировать исследования организаций, занимающихся изучением общественного мнения, то все они от ВЦИОМа до «Левады»* отражают характерную особенность. Доверие респондентов к таким государственным институтам, как президент, правительство, губернаторский корпус всегда в 1,5−2 раза выше, нежели чем к Государственной Думе и Совету Федерации. Причём, нижняя палата парламента РФ у населения котируется ещё меньше, чем верхняя.

Оно вроде бы интуитивно объяснимо, ведь именно с депутатов начинается информационная цепочка по внедрению тех или иных решений. Однако другие властные «звенья» тоже «причём» — сенаторы закрепляют, президент фиксирует. Ну, а далее «исполнительская вертикаль» — от кабинета министров до чиновников и охранителей — занимаются тем, что называется «правоприменительной практикой».

Казалось бы, даже самый совершенный механизм, эталонно спроектированный, и собранный без ошибок может заклинить в неумелых руках. Не зря народная мудрость гласит — дело было не в бабине, остолоп сидел в кабине. В этом смысле претензий к «водителям» должно быть не менее чем к «конструкторам», но, согласно практически всем социологическим замерам, последние всегда «виноватее» первых.

Возразят — да вы взгляните на этих «конструкторов», собранных в нижней палате № 6 и № 7 (по порядковому номеру Созыва, так как рассматривается период за 10 минувших лет). Это они-то должны предоставить обществу «идеальные чертежи»? Ну, лишнего я, конечно, на них наговаривать не стану, не для того, выборная система в России постоянно «улучшается», чтобы хотя бы иногда выигрывали все, а не только лишь некоторые. Сложно метать в «дурака» с теми, кто объявляет козыря не по раскладу, а на своё усмотрение. Впрочем, сейчас не о правилах игры, а о том, кто крайний.

Депутаты бесят электорат, не потому что они «хуже» чиновников. Просто они более медийно открыты, например, содержание парламентариев (здесь не только зарплата) гораздо проще посчитать, нежели, скажем, затраты на администрацию президента. Непопулярные инициативы тоже намеренно ассоциируются в общественном сознании с конкретными фамилиями «народных слуг», мол, это они всё придумали, а остальные «одобрямсы», либо читать не умеют, либо смысла не понимают, когда подписывают и исполняют. Да и все скандалы выносятся «из избы» на Охотном ряду не в пример громче по сравнению с остальными «башнями» власти.

Всё вышесказанное отнюдь не в защиту «качества депутатского материала» (при отрицательном отборе, с ним всё ясно), а на понимание, для чего «слуги» нужны в таком виде. В условиях накапливающегося негатива без соответствующих «громоотводов», отрицательный разряд «недоверия» пронижет всё сверху донизу. А так, даже не «царь хороший, бояре плохие», а какая-то «челядь» напортачила, которую никому не жалко. И под шумок, в проброс «спасительный вывод»: всем должны заниматься «профессионалы».

Вот, кто такие эти «профессионалы», особенно когда в Основном законе государства до сих пор записано: «Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными» (статья 32). В сей принцип уже внесены коррективы — не все и не всегда, хотя в Конституции русским по белому значится: «Не имеют права избирать и быть избранными граждане, признанные судом недееспособными, а также содержащиеся в местах лишения свободы по приговору суда». Любой нижестоящий правовой акт, не может расширительно толковать и противоречить вышестоящему, но кого у нас волнует юридическая иерархия и «верховенство закона».

Забавно другое, как ненавязчиво общество приучают к мысли, что государственное управление не для всех. Дескать, не каждая «кухарка» и так далее. Вот какое образование должно быть у потенциального президента: военное, экономическое, юридическое, либо все сразу? Времени-то хватит (не для диплома получения, а для глубокого изучения)? А новый губернатор, он, в чём предпочтительнее «профессионал» — в дорожном покрытии или ставке рефинансирования? А кому «профессионально» писать законы для Интернета?

Сословно-монархическое управление сошло на нет, не потому что «закончились» монархи или «разбежались» сословия. А за неэффективностью при возрастании человеческой популяции и увеличивающихся в связи с этим потоках информации. Однако в Российской Федерации, возникшей на разделе собственности, понадобилось закрепить новый «статус-кво», отсюда возврат к прежним установкам «правления немногих». Осовременить «бояр» эвфемизмом «профессионалы» — и прозит! Депутаты же своим примером должны подтверждать «сословное правило», соглашаясь с функционалом «козлов отпущения», дискредитируя «выборность». Все опросы общественного мнению подтверждают — «козлов» не любят, ими можно пожертвовать. В отличие от «пастухов», коим «доверяют».

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика