«Станут пыль глотать»: Россия грозит Европе полетами

«Станут пыль глотать»: Россия грозит Европе полетами

«Пусть попробуют ввести — потом станут пыль глотать», — такую резкую фразу отпустил на днях спецпредставитель президента РФ по вопросам природоохранной деятельности Сергей Иванов в адрес Евросоюза.

Поводом для негодования чиновника стало намерение европейских властей ввести так называемый «углеродный налог», под который с 2023 года подпадут импортные товары с большим количеством вредных выбросов, в том числе и авиационные двигатели, экспортируемые из России.

Не вдаваясь в технические подробности при сравнении западных и отечественных авиадвигателей, Иванов обратил внимание на то, что в общем объеме углеродных выбросов в атмосферу их вклад весьма незначителен и не идет ни в какое сравнение с автомобильными моторами. При этом он уточнил — его позиция по данному вопросу отнюдь не означает, что российская промышленность может игнорировать все экологические запросы современности и не развиваться, используя лишь дешевое сырье и электроэнергию.

Однако, по его мнению, анонсируемое Евросоюзом намерение о вводе пошлин на «вредные» авиадвигатели есть ни что иное, как «элементарная конкурентная борьба». Таким образом, предположил Сергей Иванов, Европа и США стремятся добиться того, чтобы весь мир летал исключительно на двигателях Pratt & Whitney или Boeing. Если Европа не изменит своего решения по этому вопросу, то для защиты интересов российского авиастроения, констатировал он, Россия будет вынуждена принять «болезненные контрмеры».

На этом фоне возникает два вопроса.

Первый — неужели, действительно, наша отечественная авиапромышленность, затрудняющаяся как следует поставить на крыло тот же Superjet, достигла таких высоких результатов в производстве авиадвигателей, что западные производители всерьез заволновались?

Второй — а что мы, собственно, можем предложить в качестве ответных «болезненных контрмер»? Газовый вентиль в Европу завернуть?

— Насчет того, что европейцы замучаются в случае чего «пыль глотать», Сергей Иванов, в принципе, прав, — поделился с «СП» своим взглядом на ситуацию экс-замминистра Гражданской авиации СССР, заслуженный пилот СССР Олег Смирнов. — Если мы тоже введем налог на углеродные выбросы авиадвигателей, никому мало не покажется.

Судите сами, наши самолеты пролетают европейские страны, ту же Швейцарию, например, за 20−30 минут. Европейским же лайнерам над нашей страной часов 6−7 лететь, если рейс в Японию или Юго-Восточную Азию. Вот и посчитайте, кому в итоге налог платить больше придется.

«СП»: — А насчет конкурентной борьбы за рынок авиадвигателей он прав? У европейцев и американцев есть повод беспокоиться?

— Сегодня, увы, мы ни Европе, ни остальному миру не конкуренты. О какой конкуренции может идти речь, если 90% нашего пассажирооборота приходится на лайнеры западного производства — «Боинги» и «Эйрбасы», с западными двигателями.

Я не обладаю информацией о том, в какие страны мы экспортируем наши авиадвигатели. То, что мы выпускаем сегодня для гражданской авиации — это даже не вчерашний или, скажем, позавчерашний день двигателестроения, это вообще каменный век.

Какой там, к чертям собачьим, экспорт? Нашим авиастроителям давно пора задуматься о том, как же выпустить по-настоящему конкурентные двигатели с таким же расходом топлива и с таким же количеством вредных выбросов, как на Западе. А с этим у нас серьезные проблемы, потому что у гражданской авиации России по большому счету нет крупных отечественных самолетов, одни «Боинги» с «Эйрбасами».

«СП»: — Но как же наш МС-21? Это разве не большой самолет, который разработан в России?

— Действительно, президент, фигурально выражаясь, дал пинка чиновникам, и у нас появились Ил-114, Superjet 100, МС-21 и «Байкал». Но российских двигателей для того же маленького «Байкала», который призван заменить старый добрый Ан-2, все так и нет, никак не могут определиться с этим.

На «Суперджете 100» стоит, по сути, двигатель иностранный, вся его так называемая «горячая часть» — французская. Все собираются перейти на наш движок, но это потребует очень много времени. Вроде бы МС-21 «заточили» и под отечественный, и под американский двигатели.

Но для крупных самолетов вроде тех же «Эйрбасов» у нас по-прежнему ничего нет — ни разработок, ни двигателей. Вот сами и судите, где и кому Россия в авиации конкурент, где и когда ей стоит кулаком, образно говоря, по столу стучать.

«СП»: — Почему так произошло?

— Возможно, это прозвучит банально, но за последние 30 лет мы полностью разрушили все гражданское самолето- и двигателестроение. Найти бы виновников, да подвесить за одно место, чтобы вся страна знала, кто повинен в том, что Россия перестала быть великой державой в этом отношении, как когда-то.

Ведь до 1990 года в составе нашего «Аэрофлота» было 14 тысяч летательных аппаратов, причем ни одного — западного производства, все отечественное. И с успехом летали по всему миру. А сейчас что имеем? Слили все американцам и европейцам, а они нам только аплодируют за это.

Мы за 30 лет упустили все передовые технологии, которые в гражданской авиации развиваются едва ли не каждый день. У нас грамотность в стране катастрофически падает, через ЕГЭ из школьников, на мой взгляд, просто обезьян каких-то делают. Как тут двигатели-то разрабатывать, кому?

«СП»: — Что-то еще может спасти нашу гражданскую авиацию и вернуть ей былое величие?

— Знаете, надежда еще есть. Если наш президент, как и все советские руководители, начиная с Ленина и кончая Брежневым, начнет лично заниматься вопросами авиастроения, шанс есть. Он, вроде бы, довольно много внимания на минувшем Восточном экономическом форуме во Владивостоке гражданской авиации, заявив, что для страны с такими размерами она необходима. У нас же, посмотрите, из 17 миллионов квадратных километров 60% площадей не имеет ни автомобильных, ни железных дорог.

Конструкторские бюро с великими инициалами Туполева, Ильюшина, Микояна, Антонова и так далее практически разрушены, но школа еще сохранилась, остатки мозгов у нас еще есть. Их надо собирать, концентрировать и возвращать в творческое русло.

Можно еще вернуть в учебные заведения уровня МАИ те школы, которые раньше долгие годы занимались при них разработкой двигателей.

За один день, конечно, ничего тут не решить, но лет за 5−10, если это дело с высшего контроля не спускать, мы можем достичь определенного прогресса, выпусти «золотые» двигатели, которые превысят по своим техническим параметрам возможности «Бингов» и «Эйрбасов». Но этого мало.

«СП»: — Нужно что-то еще?

— Надо делать более доступными для беднеющих граждан саму услугу авиаперевозок, на нее же элементарно нет спроса из-за экономических трудностей. В начале 90-х годов по перевозимому пассажиропотоку мы шли примерно вровень с США. Сейчас же наш пассажиропоток составляет 100 миллионов человек в год, а в Штатах — 850 миллионов. Китай, который в 90-х годах был по объему перевозок по сравнению с Россией ниже, так сказать, плинтуса, перевозит 600 миллионов человек, Европа — 800 миллионов.

Они все двигались и развивались, а мы все только разрушали, топчась на месте. Но в любом экономическом вузе студентам-первокурсникам внушают азбучную истину — процветает экономика той страны, где растет производство. А какое у нас производство развивается? Оглянитесь вокруг, мы даже сапожные и зубные щетки перестали производить, не говоря уж об авиационных двигателях.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика