Постковидный синдром: Когда начнут харкать кровью — будет поздно

Постковидный синдром: Когда начнут харкать кровью — будет поздно

Под шквалом сообщений о новом коронавирусе мы словно перестали болеть другими болезнями и как будто бы забыли о них. Вот только они и не думали забывать о нас. Помнят и врачи, предупреждая о том, что у переболевших ковидом резко повышается вероятность заболеть туберкулезом легких, той самой «чахоткой», красочно описанной в русской литературе еще 19 века. Думаете, старинная болезнь давно побеждена и забыта? Как бы не так. Новую вспышку туберкулеза в связи с пандемией прогнозирует и Всемирная организация здравоохранения. А ведь и без того, несмотря на очевидный прогресс в лечении, от туберкулеза каждый год в мире умирает не менее 1.5 миллиона человек.

Возбудители туберкулеза — целая группа опасных микробактерий, названная по имени их первооткрывателя «палочками Коха», существуют на планете наверное также долго как и сам человек. Еще тысячелетия назад законы Индии запрещали брать жен из семей, страдающих туберкулезом.

Описывая коварную и заразную инфекцию уже в наши дни (заражение которой, как и в случае с COVID-19, происходит воздушно-капельным путем) врачи отмечают ее способность долгое время никак не проявлять себя, оставаясь в спящем состоянии — это так называемая латентная форма туберкулеза, которую можно определить только при помощи скрининга, сделав флюорографию или КТ легких. Таких людей, уже некоторое время живущих с возбудителем туберкулеза, но еще не знающих о своей болезни, в мире по разным оценкам не менее 3 миллионов. (А всего в мире палочками Коха инфицированы 1,7 млрд человек). В открытую форму, по данным фтизиатров, туберкулез переходит примерно в одном случае из 10. Однако сегодня врачи всерьез опасаются, что новый агрессивный коронавирус может спровоцировать пробуждение спящих палочек и вызвать так называемую реактивацию болезни. Особенно высок риск реактивации туберкулеза у людей с ослабленной иммунной системой, пациентов с диабетом, людей, живущих с ВИЧ, т.д.

«Многие россияне уже переболели COVID-19, — говорит главный внештатный фтизиатр Минздрава, директор Национального медицинского исследовательского центра фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний Ирина Васильева. — Мы знаем, что часто при этой болезни поражаются легкие, а именно легочная ткань является местом, где обычно находится туберкулезная палочка [при латентной, то есть скрытой форме инфекции]. В благоприятных условиях туберкулез вообще может никогда не побеспокоить человека, даже если он и является носителем инфекции. Но если существует какое-то поражение легочной ткани, какая-то провокация, тот же стресс, — палочка просыпается».

По словам фтизиатров, косвенные данные позволяют предположить, что в скрытой форме туберкулезная инфекция есть не менее чем у половины населения в нашей стране. Однако сегодня Всемирная организация здравоохранения именно Россию считает лидером по борьбе с туберкулезом. За последние 20 лет число заболевших в нашей стране снизилось почти в три раза. Исторического минимума достиг и показатель смертности от этой инфекции — 4.6 случаев на 100 тысяч населения. Что позволило ВОЗ принять решение об исключении нашей страны из так называемого «черного списка» — глобального перечня стран с наиболее высоким уровнем туберкулеза. Такое решение принято впервые за 22 года (глобальный список пересматривается один раз в пять лет).

О профилактике, диагностике и лечении туберкулеза как приоритетных задачах для государства заявил и министр здравоохранения РФ Михаил Мурашко, выступая в середине июня на виртуальном мероприятии ВОЗ, посвященном мировым проблемам профилактики туберкулеза. Однако, по словам министра, по-прежнему проблемой остается туберкулез с множественной и широкой лекарственной устойчивостью, а также коинфекция (сочетание в организме одного пациента — ред.) туберкулеза и вирус иммунодефицита человека (ВИЧ.)

Исключение из черного списка -это реальный успех всей медицины и нашей фтизиатрической службы в частности, но «обольщаться не стоит — мы еще не достигли показателей, сравнимых с европейскими. Так что впереди — серьезная работа», — считает и Ирина Васильева. А злоупотребление антибиотиками, которое только усилилось на фоне пандемии, резко обостряет проблему устойчивых (к существующим сегодня лекарствам) форм туберкулеза. Уже сегодня каждый третий случай нового заражения — это туберкулез с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ).

Традиционно в особом приоритете у фтизиатров — профилактика детского туберкулеза. По словам Главного внештатного детского фтизиатра Минздрава, зав. отделом туберкулеза у детей и подростков Национального медицинского исследовательского центра фтизиопульмонологии и инфекционных заболеваний Валентины Аксеновой, дети до шести лет находятся в зоне повышенного риска по той инфекции. Поэтому несмотря на отмену массовой вакцинации детей в некоторых странах Европы, у нас по-прежнему остаются актуальными для новорожденных прививки вакциной БЦЖ (защищает от развития таких тяжелых форм болезни как, например, менингит). А также последующий массовый диагностический скрининг с помощью проб Манту и Диаскинтеста, что позволяет на ранней стадии выявлять даже скрытые формы болезни.

По словам фтизиатров, детский туберкулез может протекать вообще без каких-либо симптомов. Относительно невысокая температура (37−38 градусов) и кашель могут появиться уже на продвинутой стадии.

«Бывает, что родители отказываются от лечения — мол, ребенок чувствует себя хорошо и вообще в их семье туберкулезом никто не болел. Но мы пытаемся их вразумить, — говорит главный внештатный детский фтизиатр департамента здравоохранения Приморского края Людмила Мотанова. — Потому что когда появятся симптомы, кровохарканье — это уже поздно. Сегодня ребенок может чувствовать себя прекрасно, но при этом микобактерия сидит в организме и никуда не уйдет, а будет ждать, когда иммунитет ослабнет».

Поэтому даже при косвенных симптомах — раздражительность, слабость и сонливость днем, и плохой сон ночью, специалисты советуют не рисковать и при первой же возможности показать ребенка врачу.

Цифры

Несколько лет назад Россия в списке ВОЗ занимала 13 место в двадцатке стран с высоким бременем туберкулеза. Однако в 2020 году по сравнению с 2019-м заболеваемость снизилась более чем на 20 процентов — выявлено 47 тысяч новых случаев инфекции (сейчас болеют 32,6 человек на каждые 100 тысяч), смертность упала на 9,8 процента и достигла исторического минимума за всю историю страны (умирают 4,7 человека из каждых 100 тысяч).

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика