Выяснилось, в чем обвиняют задержанных по делу казанского стрелка

Неработавшие доводчик и громкоговоритель способствовали трагедии в школе

Новый поворот в деле о массовом расстреле в казанской гимназии: ещё двоих потенциальных виновников трагедии установили следователи СКР. Это лица, ответственные за систему доступа в учебное заведение и систему оповещения. «МК» узнали новые детали расследования, поговорили с некоторыми участниками майских событий и проследили, как сложились их судьбы.

Выяснилось, в чем обвиняют задержанных по делу казанского стрелка

Фото: Михаил Ковалев

Расследование кровавой бойни, которую 11 мая устроил бывший ученик 175-й гимназии 19-летний Ильназ Галявиев, по всей видимости затянется надолго. Это показывает практика: до сих пор не закончено расследование аналогичного теракта в Керчи, произошедшего почти 3 года назад. В казанском деле за два месяца сменился следователь (по слухам, из-за скандала, когда большинство детей были «вычеркнуты» из потерпевших), убийцу отправили в Москву на экспертиз, а в деле на днях  появились ещё двое обвиняемых. Речь о 42-летнем генеральном директоре компании «Ваша безопасность» Сергее Иванове и 38-летнем инженере фирмы «Союз пожарного мониторинга» Марате Зиганшине. Правда, фигуранты скорее имеют косвенное отношение к трагедии. Обоим вменяют статью УК «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть двух и более лиц». Да и сами обвинения пока не выглядят железобетонно. Несмотря на ходатайства об аресте ответственных лиц, суд на днях отправил Иванова под домашний арест, а Зиганшину избрал еще более мягкую меру пресечения — запрет определенных действий. 

Руководителя фирмы привлекли из-за неисправности системы входа в школу. А именно, якобы не сработал доводчик и дверь, открытая другим человеком, незадолго до того, как стрелок подошел ко входу, не закрылась перед его носом на магнитный замок. Причем Иванова привлекли, так как следователи не смогли установить сотрудника компании, который конкретно отвечал за состояние системы. Со слов школьников, в гимназии действительно была пропускная система — внутрь здания можно было попасть приложив магнитный ключ или нажав на кнопку «домофона». Однако дверь могла открываться, как для проветривания, так и во время учебного дня, когда был большой поток учеников. К тому же известно, что до самого нападения Галявиев также приходил в школу и каким-то образом заходил в здание.   

Другого фигуранта — инженера — обвинили в том, что он не отремонтировал громкоговоритель в классе, где погибло больше всего детей — учеников 8-го «А». Таким образом дети не успели узнать о нападении на школу и забаррикадировать вход в класс. Здесь также есть нюансы. Известно, что у фирмы был заключен контракт — но не напрямую с гимназией, а с МБУ «Департаментом телекоммуникационных технологий Казани». Согласно регламенту, инженер, закрепленный за объектом, должен не реже раза в месяц производить обход вверенного ему хозяйства, ремонтировать аппаратуру, если надо, и отчитываться об этом руководству. Также, по инициативе заказчика, сотрудники должны были пользоваться специальным ПО (обычно приложения в телефоне, между собой рабочие называют его «МапМесседж»). Если просто, то заявки из Департамента, например с указанием на неисправность какого-то оборудования, попадают прямо в телефон ответственного лица. Через эту систему исполнители отчитываются и контролирует процесс заказчик.

По версии следствия, Марат Зиганшин не починил громкоговоритель в кабинете на третьем этаже. При этом, сотрудники школы утверждают, что о неисправности было известно более чем за 10 дней до ЧП. Но позиция компании и самого инженера выглядит вполне убедительной. Работа в компании не имела четкого регламента в плане закрепления обязательств по объектам. Всего сотрудники «СПМ» обслуживают порядка 30 зданий. Номинально за каждым инженером закреплено несколько объектов (как минимум 3). Но на выезды рабочие ездят, как правило не в одиночку. Так было и с последним обходом 175-й гимназии. Как утверждает обвиняемый, в конце апреля он с напарником (за которым числятся другие объекты) приехал в школу, и, обследовав её, неисправностей не обнаружил. Об этом он сделал соответствующую запись в двух журналах — книги должны быть идентичными: один экземпляр хранится на объекте, другой в организации. По нашим данным, следователям был представлен только оригинал из «СПМ», в котором инженер отчитался, что неисправностей в гимназии нет. Кроме того, компания предоставила в СК данные из специального ПО, из которых опять же следует, что заявок на ремонт громкоговорителей в 175-й школе нет.

В истинных причинах и степени вины каждого фигуранта разберется следствие, а затем и суд. Но то, что «под раздачу» попали по сути частные бизнесмены, некоторые расценили как стремление следователей показать результат своей работы. Ведь, по слухам, руководство ведомства недовольно тем, что до этого момента единственным обвиняемым оставался Галявиев. Но возможно обвинения в адрес Иванова и Зиганшина – это не финал. «МК» известно как минимум об одном официальном обращении от местного правозащитника Еркена Сарсембаева в полицию с требованием привлечь к ответственности виновных из числа администрации виновных из числа администрации школы, профильного департамента и власти.   

Источник: www.mk.ru

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика