Ветеран спецслужб: «Я был бы трижды осторожен с биометрией»

Ветеран спецслужб: «Я был бы трижды осторожен с биометрией»

Уже нынешней осенью в московское метро можно будет пройти по лицевой биометрии, а в перспективе биометрия имеет шансы стать основным платежным инструментом на других объектах городской инфраструктуры, — «обрадовал» москвичей и гостей столицы председатель правления банка ВТБ Андрей Костин. По его словам, этот сервис сократит время оплаты проезда и в час пик, ускорит проход пассажиров в метро, и вообще сделает проезд комфортным и безопасным.

Аналогичные эксперименты по оплате проезда запущены в некоторых городах Китая, и столице Южной Кореи — Сеуле. Но проект такого масштаба — когда охвачены все станции мегаполиса — будет (кто бы сомневался, зная амбиции московских властей) первым в мире.

Возможно, после того как биометрия станет в метро платежным инструментом, пассажиры, действительно, будут проходить через турникеты несколько быстрее. Но не обернется ли в перспективе экономия нескольких секунд тотальным контролем государства над нашей частной жизнью, когда «по личику» можно будет отследить буквально каждый шаг гражданина?

Ветеран спецслужб: «Я был бы трижды осторожен с биометрией»

 — Я совершенно согласен с таким посылом. Крайне осторожно нужно подходить к методикам, которые дают более того, чем человек готов сам о себе сказать, — убежден ветеран спецслужб полковник Василий Верещак. —  Это можно использовать в самых негативных целях. Тут надо трижды проверять, кому попадет эта информация.

Что касается эффективности — не могу судить, насколько это упросит вход в метро, но вот о безопасности могу сказать следующее: когда я по долгу службы занимался борьбой с терроризмом, то мы стакивались с тем, что контроль на входных рубежах в метро, в аэропортах оказался малоэффективен.

Преступники его легко обходили, перечислять которые не буду. Получается, что те, ради кого это все наворачивается, умеют все это преодолевать.

В общем, я бы трижды был осторожен с методиками, вторгающимися в личное пространство.

«СП»: — Возникает вопрос: понимают ли граждане, что с ними происходит?

 — Специальных исследований на этот счет не проводилось, но можно говорить о том, что о последствиях мало кто задумывается, — считает социолог Владимир Римский. — Мы очень легко предоставляем свои персональные данные всем, кто их запрашивает. При этом отказаться можем не всегда.

Например, если их требует предоставить работодатель, то, отказавшись, человек просто не получит работу. А вот проконтролировать, как работодатель распорядится этой информацией, он не сможет.

«СП»: — Мы ведь и так даем возможность отслеживать свои действия, расплачиваясь банковскими картами. И, ничего, привыкли. Почему же биометрия вызывает настороженность?

— Банки имеют полное право не предоставлять информацию о своих клиентах. Даже спецслужбам нужно постараться, чтобы ее заполучить. А вот биометрические данные — совсем другое дело. Сейчас есть технологии, способные распознавать человека не только по лицу, но и по походке. И доступны они не только тем, кому следует по долгу службы. Да и по большому счету, информация о нас нужна не им, а бизнесу, который всегда старается изучить клиента. Потому как намного проще удерживать имеющихся клиентов, чем привлекать новых. Да и затрат меньше.

«СП»: — То есть, скажем, сетевое кафе, предлагающее небольшую скидку для клиентов, расплачивающихся при помощи биометрии, не только ускоряет процесс обслуживания на кассе, но и получает важную информацию о клиенте?

— Именно так. Имея биометрические данные человека, можно без труда отследить, где он живет, изучить его режим дня, привычки, вкусы. Ходит он именно в это кафе или в другие заведения сети, как часто, что именно выбирает. На основании этой информации можно предлагать ему различные программы лояльности, скидки и т. п.

Настораживает еще и то, что доступ к нашим персональным данным получает все большее количество организаций, которые могут использовать ее по своему усмотрению.

«СП»: — Неужто все так плохо с конфиденциальностью наших персональных данных. У нас же закон есть!

— Действительно, и с сохранением персональных данных, и с законом о сохранении персональных данных все очень плохо, — говорит юрист, сотрудник «Комитета против пыток» Пётр Хромов. — Организация, запрашивающая информацию о нас, имеет право передавать ее третьим лицам. Как это происходит, можно увидеть на примере с QR-кодами в Москве. Информация о гражданах передается в департамент здравоохранения Москвы, затем поступает на сайт госуслуг, через который люди получают эти самые QR-коды.

Теперь мэрия Москвы собирается передать их рестораторам, то есть, частным лавочкам, с благой, между прочим, целью, чтобы те не допускали посетителей с поддельными QR-кодами и ПЦР-тестами. Все по закону.

Вспомним, что в прошлом году данные о заболевших COVID-19 попали в сеть, еще раньше был скандал с базой клиентов «Сбербанка», по сети свободно гуляют базы ГИБДД, телефонные операторы тоже не слишком заботятся о конфиденциальности персональных данных клиентов. С биометрическими данными может происходить тоже самое, закон не запрещает.

Если эксперимент с биометрией в метро пройдет удачно, то в перспективе сервис может быть распространен на более широкий круг городской инфраструктуры: театры, музеи, выставки, другие места, которые граждане массово посещают.

Читая Хаксли, Оруэлла или Замятина невольно задаёшься вопросом: сколько же мозгов, усилий и времени понадобилось, чтобы внедрить системы тотального контроля над частной жизнью людей? Реальность показывает, что, на самом деле, все может происходить достаточно быстро, безболезненно и даже в красивой упаковке заботы о нашем благе и удобстве. Многие даже не заметят, что оказались «под колпаком». Но не у спецслужб, а у бизнес-структур.

Источник

Добавить комментарий

Яндекс.Метрика