Морская пехота Черноморского флота усилила блокаду «Азовстали»

Первая линия — так в Мариуполе российские военные и спецназ ДНР называют передовые позиции. За ними начинается нейтральная полоса, а потом идут окопы и снайперские лежки нацистов из полка «Азов» (запрещен в России). Корреспондентам «РГ» удалось побывать на блокирующем периметре у завода «Азовсталь». Позиции бригады морской пехоты Черноморского флота расположились среди комплекса многоэтажных жилых домов. Новостройки после окончания спецоперации придется, скорее всего, снести, так как от них мало что осталось. Надев бронежилеты и каски, мы короткими перебежками пробираемся через завалы стали и битого кирпича на пункт наблюдения. Гремящая канонада от выстрелов минометов придает ускорения.

 Морская пехота Черноморского флота усилила блокаду "Азовстали"

Бойцы бригады Черноморского флота надежно блокируют периметр «Азовстали». Фото: Владимир Аносов/РГ

Обстановка в подъезде дома напоминает антураж из компьютерных игр-стрелялок. Увы, это не декорации. Бойцы морской пехоты расположились на шестом этаже с полевым комфортом: стол соорудили из зарядных ящиков, спальники и бушлаты стали импровизированными креслами и диванами. Бутылки с водой и запасы сухих пайков аккуратно сложены у стены. На небольшом костерке варится, судя по ароматному запаху, кофе.

— Приглашаем к столу, мужчины (появившееся в ходе спецоперации выражение очень популярно среди российских солдат в Донбассе). Не побрезгуйте, — говорит один из морпехов и протягивает самодельную кружку из пластиковой бутылки. При этом парень очень задорно улыбается.

Ну, раз признали за своих, то отказаться от предложения невозможно. Теплый кофе со сливками имеет необычный солоноватый вкус и больше похож на калмыцкий чай. Оказывается, все дело в воде — на первой линии бойцы пьют минералку.

Ребята-контрактники с интересом рассматривают наши бронежилеты, которые напоминают кирасу средневекового рыцаря. У них броники другого фасона — более легкие, но не менее прочные: хорошо держат осколки и автоматные пули. "Видели спортивных журналистов, светских обозревателей, но вот панцирных корреспондентов встречаем впервые", — смеются бойцы.

Одобрительно похлопав по моей кирасе и шлему, разрешают подняться на пункт наблюдения. Там, на чердаке, находятся радары, тепловизоры, квадрокоптеры и бинокли — все, что нужно для наблюдения и корректировки огня артиллерии или авиации.

Вскоре показывается танк и, водя стволом, начинает искать цель — чужих снайперов. Однако развалины молчат, движения не наблюдается

— Боевики воспользовались объявленными гуманитарными коридорами для выхода женщин и детей и выползли из своих катакомб. Они попытались занять и оборудовать новые позиции. Но мы в ответ усиливаем кольцо блокады. Вот видите высотку белого цвета — до нее всего 800 метров — на ней ночью тепловизор показал двух снайперов. Утром по ним отработал наш танк. В ответ на перекресток прилетело десять мин. Хотя нацисты стреляют очень точно, но танк не пострадал. Самые тяжелые бои остались в прошлом — на "Азовстали" заперты отъявленные нацисты, но они уже агонизируют, у них остались в основном только гранатометы, несколько минометов и стрелковое оружие. У них только один выход — сдаться или сгинуть в катакомбах, — говорит офицер артиллерийской разведки.

 Морская пехота Черноморского флота усилила блокаду "Азовстали"

Боевики "Азова" (запрещен в РФ) периодически выходят на огневые точки, по ним работают танки и снайперы. Фото: Владимир Аносов/РГ

Вскоре показывается танк и, водя стволом, начинает искать цель — чужих снайперов. Однако развалины молчат, движения не наблюдается.

А на самой крыше здания расположились наши снайперы. Днем у них работы не много, и мужчины отдыхают. По словам бойцов, украинские националисты вооружены дальнобойными винтовками США и стран НАТО.

— Надо признать, нацисты из "Азова" за восемь лет хорошо подготовлены западными инструкторами. Они прошли "стажировку" в Ираке и Афганистане. Новейшее оружие позволяет вести огонь по целям на расстоянии более трех километров. Боевики не только хорошо обучены, но и мотивированы высоким жалованьем. Кроме того, многие из них, как рассказали пленные солдаты ВСУ, применяют допинг из психотропных препаратов. Судя по тактике нацистов, им физиологически нравится убивать и мучить людей, — рассказывает военный врач бригады с позывным Дима. — Им не важно в кого стрелять — в солдата, медика, гражданского или ребенка. Недавно был случай: снайпер ранил нашего морпеха, а затем застрелил мирного жителя, который попытался оказать ему помощь. Солдата удалось спасти, а вот мужчина умер от потери крови.

О зверствах нацистов "РГ" также рассказал 50-летний грузчик мариупольского порта Юрий Шрейдер, которого украинский снайпер ранил в левую руку.

— Когда в марте шли боевые действия, то я отправился на поиски воды и продуктов. Когда проходил мимо оптовой базы, то по забору неожиданно зацокали пули. Наклонился вперед — резкий удар и рука сразу повисла. Упал и залег за кучей мусора, а по мне продолжают стрелять. Лежал несколько часов, пока не стемнело, а потом, когда начал кашлять кровью, решился выползти. Прополз под забором. Добрел до двора, там стояли русские. Я по БТР стучу: "Ребята, помогите, я ранен". Они втащили меня в люк, обработали рану и сразу в больничку — на операционный стол. Хотя пуля прошла навылет, но кость сломало. Хирург "склеил" руку без рентгена, так как электричество не работало. Сейчас хожу на перевязки. Врач говорит, что еще два месяца буду лечиться".

Следует отметить, что полевая медицина на первой линии организована очень профессионально.

— Сначала у нас был автомобиль, но его, несмотря на красные кресты, изрешетили полностью. Пришлось сменить "Буханку" на "Матильду" — это наш легкий броневик МТ-ЛБ, которому никакие снайперы не страшны. Здесь оказываем только первую помощь, диагностируем степень тяжести ранения или травмы, и потом везем трехсотых (раненых. — Н.Г.) в больницу Мариуполя, а оттуда уже в госпиталь. В особо тяжелых случаях вызываем спасательный вертолет. Недавно боец получил тяжелое ранение и сразу его по воздуху в госпиталь — спасли мужчину, — говорит врач с позывным Дима.

Фоторепортаж с первой линии увидел один из интернет-редакторов "Российской газеты" Никита Лашкул. После окончания географического факультета МГУ и работы журналистом в 2015 году судьба привела его на Черноморский флот. Год он отслужил связистом в этой самой морской бригаде. Бывшие сослуживцы передали ему пламенный морской привет.

"Им тоже передавай привет! С такими точно муха не пролетит!" — сказал Никита.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика